Повествование. Вместо верхнего поста.

Я видел много в этой жизни,
А сколько впереди чудес!?
Надежд, желаний, новых мыслей,
Любви и счастья до небес!

Но, оглянувшись на минутку,
И, кинув взор на жизни путь,
Хочу я сделать отступленье
И рассказать вам что-нибудь.

Здесь буду я писать заметки,
Воспоминания мои,
А вы, друзья, мне сообщите,
По нраву-ль перлы вам сии?

23.05.2012

получка

Чудесный, якркий, день,
Приветствуем сегодня,
Нальём в бокалы мы,
Нам кофе, не вина.
И целый день с тобой,
Как батраки на Волге,
Мы переполним план,
«Дадим стране угля!»
Однако, помнишь ведь,
Сегодня день особый,
В такие дни, поверь,
Хочу плясать и петь,
И вовсе не о том,
Что завтра, блин, суббота,
Нет-нет, получка ведь,
Ну как-же тут не петь?

(no subject)

Нахожу утешенье в вине,
Но вины за собою не чую,
Просто жить стало тягостно мне,
Много дней дома я не ночую.

Обретаю друзей в кабаках,
Выпивох, как и я беспробудных.
По утрам гудит хмель в головах,
Словно ветер в кварталах безлюдных.

С каждым днём тяжелей на душе.
Но не вырваться больше из плена.
Хмель меня одолел в вираже,
Как мне выйти из горького крена?

Может бросить всё к Черту и вдаль,
Убежать от проблем и напастей?
Малодушно и подло слинять,
Подгоняемый вихрем ненастий?

Или, с гордо поднятой главой,
Развернуться навстречь супостатам,
Осознать глубину, рассказать,
Всему миру природу несчастий?

Мол, живём мы с собой невпопад-
Разбазариваем дорогое.
Ровным строем отправились в ад,
Души продав, схватив дармовое.

Будни самогонщика.

Грехом томим и подгоняем страстью,
В обители своей я не робщу.
И, разбавляя спирт, три к одному, отчасти
Себе налить один в один не премину.

Я дистиллят без устали, печали,
Водою из под крана разведу.
Добавлю сахар, акварели – цинандали,
А жжёный сахар – коньяками нареку.

Ликёры, водки, виски, бренди, джины –
Основа для всего, друзья, одна:
Разбавил спирт и в поисках наживы,
Подкрасил акварелью - пейте, господа.

Без названия

Ах, не рифмуйте Вы
Москву с Парижем,
Зачем и для кого?
Кто был в Париже,
Тем Монмартр ближе
Чем самое Садовое кольцо.
И пусть печалятся
Хамовники с Химками,
И пусть Черёмушки
Иссохнут от тоски,
Париж хорош – в сием
Согласен с Вами,
А вот до Питера ему
Вовек не дорасти.

Судьба

Уж сколько лет прошло, а ты всё помнишь,
Тепло моих ладоней на руке,
И в тишине ночи украдкой плачешь в голос:
«Ну где-же ты, приди скорей ко мне!»

Нет, не придёт никто, надежды тщетны,
Воистину, обида велика.
И лишь поэтому идёшь одна ты по проспекту,
Любви, заботы и поддержки лишена.

Злопамятство иль месть на самом деле,
Здесь не имеют места, ты пойми или поверь.
Я доверял тебе, в тебя я верил.
А ты предательством закрыла в счастье дверь.

Я не виню тебя уже, прошли ведь годы.
И рана в сердце затянулась, заросла.
Но шрам остался, да и память не подводит:
Я помню очень хорошо твои слова.

Оставь надежду, мы не будем веселиться,
Как, вероятно, помнишь, были дни.
И детям нашим уж не суждено родиться,
Их смех не разрывает тишины.

Я не хочу тебя корить, тебе досталась,
Довольно незавидная судьба.
Ты общества людей всегда чуралась.
Теперь ты одинока навсегда.

Старая скамейка

Всё как во сне, вот та скамейка
Сидели на которой у реки,
Когда ты говорила про сомненья
Ладони грея о тепло моей руки.

Она за годы сильно постарела,
И краска не блестит уже давно.
Немного скособочилась, просела,
Похоже, ей недолго суждено.

А помнит эта старая скамейка.
Не только нас с тобой, сидящих в тишине,
Вечернею порой поток влюблённых,
Особенно был бурным по весне!

А в знойный летний час в тени сирени,
Тут старички дни коротали неспеша,
Ведь чтобы отдохнуть, предаться лени
Скамейка была дивно хороша!

Куда уходят старые скамейки,
Неужто, умирают без следа?
А может где-то есть для них спасенье?
Где обретёт покой её душа?

И мы идём асфальтовой дорожкой,
Терзают нас и слава и успех,
Давай же посидим в тиши немножко,
Притормозим стремительный наш бег.

Беспанамный босяк

Беспанамный босяк
По дороге в мечту,
Грузно шаркая,
Пыль поднимая,
Он бредёт бесконечно,
Не видя пути,
В такт шагам
Про себя подпевая.
Его песня грусна,
Его песня без слов.
Лишь эмоции
В лике унылом.
Он поёт и идёт,
Не жалея подошв,
В кровь израненых,
В язвах отрытых.
Тяжела ты, судьба,
У того босяка.
Из одежды-
Тряпьё и рубище,
А в газах пустота,
Голова заросла,
Смерть его уже,
Пожалуй, не ищёт.
И нет дела ему
До людской суеты.
Всё случится
В свой срок непременно.
Знает он наперёд,
Его путь недалёк,
След оставил он нам
Свой нетленный.

Снова осень

Босиком по опавшей листве,
Я, неслышно ступая ногами,
В вихре танца зашёлся уже-
Грусть-тоску утопивши в стакане.

Я танцую с собой невпопад,
Не взирая на такты и ритмы,
Во бреду я бреду наугад,
Разрывая ковёр жёлтых листьев

Нету сил усидеть в шалаше,
Листья манят и душу терзают.
Ветер дует в моей голове.
Руки сами вино наливают.