Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Повествование. Вместо верхнего поста.

Я видел много в этой жизни,
А сколько впереди чудес!?
Надежд, желаний, новых мыслей,
Любви и счастья до небес!

Но, оглянувшись на минутку,
И, кинув взор на жизни путь,
Хочу я сделать отступленье
И рассказать вам что-нибудь.

Здесь буду я писать заметки,
Воспоминания мои,
А вы, друзья, мне сообщите,
По нраву-ль перлы вам сии?

23.05.2012

Панцирь

В такие минуты, когда жить противно,
И воздух не хочется даже вдыхать,
Я вспоминаю Черепаху Тортиллу,
Три века ей выпало панцирь таскать!

Три века смотреть на восход и закаты,
На смену погоды весной и зимой.
И как высыхали у рек перекаты,
Как мир наш старел, становился иной.

Менялись леса, города вырастали,
И целые страны ушли на покой,
И только лишь панцирь её окаянный,
Стабильно растёт и всегда за спиной.

Половина вирусного лета

Половина лета, половина года,
Пролетела быстро, не сбавляя хода.
Подведу итоги, чего же мы достигли:
Половина мира с марта влас не стригли.
Вирус показал нам, что полно народу,
Кто не очень нужен, паразит, походу.
Без бородобрея тяжело, но можно.
Иль без корифея виртуального доходу.
Футболист богатый, хипстер кофешопа.
Все они попали в форменную опу.
А вот без шофёра, пекаря, кассира,
Доктора, солдата–в миг пришлось всем хило.
Люди тех профессий, кто стоит на страже,
Тех, кого обычно и не замечают даже-
Вот они, герои, в нынешнее время,
Службу исполняют, знают своё дело!

Нахожу утешенье в вине

Нахожу утешенье в вине
В нём ни подлости нет, ни коварства.
И оно не противится мне,
Будь я в трезвости или в гусарстве.

Тихо примет капризы мои
В грустный час покрывалом накроет,
Растворится в лазурной дали
Ну а надо – с дороги умоет.

И не будет ругать если вдруг,
Ненароком с хмельными друзьями,
В винный погреб опять загляну,
Расплескав свою радость в стакане.

Оно примет в мороз тишиной,
Будет радо весной вечерами,
В летний долгий полуденный зной,
И тоскливыми в осень ночами.

Не прогонит и не укорит,
Будет ждать, благородно старея.
Обогреет, обиды простит,
И рубиновым светом согреет!

Зачем мне эта жизнь?

Зачем мне эта жизнь?
Какую цель на свете
Создатель для меня
Поставил на кону?

Ужели нет на всей,
На голубой планете,
Способнее меня?
Поверить не могу!

Неужто только мне,
Спасать сей мир убогий?
И тягости невзгод,
Мне одному нести?

Как не сойти с ума-
А это ведь не долго-
Рассудок сохранить
И Силу обрести?

Как мне смотреть в глаза,
Униженных и сирых,
Забывших про себя,
В горячечном бреду?

Тех, кто поник главой,
Кто сдался, обессилев,
Кто больше не живёт,
Но умер наяву?!

Хочу спасать я тех,
Кто веру не утратил,
И вопреки всему
Кто движется вперёд!

Я с ними жить хочу,
Учиться, развиваться,
И в счастье закружить
Небесный хоровод!

(no subject)

Нахожу утешенье в вине,
Но вины за собою не чую,
Просто жить стало тягостно мне,
Много дней дома я не ночую.

Обретаю друзей в кабаках,
Выпивох, как и я беспробудных.
По утрам гудит хмель в головах,
Словно ветер в кварталах безлюдных.

С каждым днём тяжелей на душе.
Но не вырваться больше из плена.
Хмель меня одолел в вираже,
Как мне выйти из горького крена?

Может бросить всё к Черту и вдаль,
Убежать от проблем и напастей?
Малодушно и подло слинять,
Подгоняемый вихрем ненастий?

Или, с гордо поднятой главой,
Развернуться навстречь супостатам,
Осознать глубину, рассказать,
Всему миру природу несчастий?

Мол, живём мы с собой невпопад-
Разбазариваем дорогое.
Ровным строем отправились в ад,
Души продав, схватив дармовое.

Судьба

Уж сколько лет прошло, а ты всё помнишь,
Тепло моих ладоней на руке,
И в тишине ночи украдкой плачешь в голос:
«Ну где-же ты, приди скорей ко мне!»

Нет, не придёт никто, надежды тщетны,
Воистину, обида велика.
И лишь поэтому идёшь одна ты по проспекту,
Любви, заботы и поддержки лишена.

Злопамятство иль месть на самом деле,
Здесь не имеют места, ты пойми или поверь.
Я доверял тебе, в тебя я верил.
А ты предательством закрыла в счастье дверь.

Я не виню тебя уже, прошли ведь годы.
И рана в сердце затянулась, заросла.
Но шрам остался, да и память не подводит:
Я помню очень хорошо твои слова.

Оставь надежду, мы не будем веселиться,
Как, вероятно, помнишь, были дни.
И детям нашим уж не суждено родиться,
Их смех не разрывает тишины.

Я не хочу тебя корить, тебе досталась,
Довольно незавидная судьба.
Ты общества людей всегда чуралась.
Теперь ты одинока навсегда.

Старая скамейка

Всё как во сне, вот та скамейка
Сидели на которой у реки,
Когда ты говорила про сомненья
Ладони грея о тепло моей руки.

Она за годы сильно постарела,
И краска не блестит уже давно.
Немного скособочилась, просела,
Похоже, ей недолго суждено.

А помнит эта старая скамейка.
Не только нас с тобой, сидящих в тишине,
Вечернею порой поток влюблённых,
Особенно был бурным по весне!

А в знойный летний час в тени сирени,
Тут старички дни коротали неспеша,
Ведь чтобы отдохнуть, предаться лени
Скамейка была дивно хороша!

Куда уходят старые скамейки,
Неужто, умирают без следа?
А может где-то есть для них спасенье?
Где обретёт покой её душа?

И мы идём асфальтовой дорожкой,
Терзают нас и слава и успех,
Давай же посидим в тиши немножко,
Притормозим стремительный наш бег.

Всеочищающий огонь

Налей себе вина и будет всё как прежде,
Останови на миг бессмысленный полёт.
Подумай в тишине, подай себе надежду,
Опустоши бокал – мир краски обретёт!

И пусть хрустальный звон разбитого бокала
Тебя из темноты в мир красок уведёт!
Расцветит ярко сны и скинет покрывала,
Пусть станет ночь светла, а день наоборот!

И, превратив наш мир, в феерию из красок,
Для полной красоты добавь ещё огня!
Пусть пламя чистоты, как в древности когда-то,
Порядок наведёт, вернёт круги своя!

Ты разбила мне сердце

Ты разбила мне сердце, а я этому счастлив.
Пусть разбито оно, только в каждом куске,
В его каждом осколке поселился твой образ
Оттого хорошо и тепло на душе.

Если раньше в большом и, наверное, добром,
Моём сердце едином лишь одна ты была,
То теперь голосов, ясных глаз твоих - сотни,
Не иду я – танцую, и кружит голова.

Было сердце моё холодно, словно льдина
Ты своей добротой растопила снега.
Так устрою же пир, пусть рекой текут вина
Я познал, как любить! Жизнь не зря прожита!